annachaika (annachaika) wrote in dteatr,
annachaika
annachaika
dteatr

Categories:

Рецензия на "Утиную охоту" в "Театрале"

БОЛЕЗНЬ ВЕКА

«Утиная охота», «Другой театр», режиссер – Павел Сафонов

Когда Вампилова спрашивали,
почему он не дал своему герою Зилову
возможность застрелиться,
драматург отвечал: «Пусть живет.
Так страшнее». Кажется, времена изменились.


Итак, Виктор Зилов работает инженером, обманывает жену с любовницей, а недоевшую любовницу – с опостылевшими друзьями, а от друзей мечтает сбежать на охоту на уток. Пересказ сюжетной канвы необходим: в зале все больше молодежь, которая о Вампилове ни сном ни духом, зато чрезвычайно живо реагирует на происходящее. То, что спектакль ориентирован на поколение тридцатилетних, будто бы разрешает Сафонову и его команде вовсе не задумываться о шлейфе актерских работ, который за Зиловым тянется. Это история о «здесь и сейчас», и оттого спектакль приобретает не комедийный, а сатирический оттенок. Сафонов бьет по больному месту с размаха и точно.
Пьеса Вампилова словно повисла в безвоздушном пространстве, тщательно лишенном временных признаков. Детали обстановки можно вписать как в сегодняшний день, так и в советскую эпоху. Неоновая вывеска кафе (то ли с фотографии шестидесятых годов, то ли перенесенная с сегодняшней Тверской). Мини-платье в горошек (то ли из бабушкиного сундука, то ли модный нынче ретро-стиль). Диван и торшер (то ли из «IKEA», то ли из советского мебельного магазина).
В спектакле заняты популярные актеры, все сплошь «медийные» – Ольга Ломоносова, Надежда Михалкова, Владимир Епифанцев, Сергей Фролов. Играют все так, как будто очень соскучились по театру в своих сериальных работах: смачно, сочно, внимательно.
Несколько лет назад Епифанцев исполнил роль Треплева в «Чайке», которую Сафонов поставил Театре им. Вахтангова. О «чеховских мотивах» в «Утиной охоте» говорено не раз, но в этом контексте они как-то особенно очевидны. Причем до такой степени, что Зилов со своим ружьем и утками напоминает Треплева со стихами и чайкой с точностью до наоборот.
Сочувствовать Зилову – невозможно. Он безоговорочно отвратителен, и отвратительность эта замечательно сыграна Епифанцевым, который не только анфан террибль из треш-спектаклей и кинобоевиков, но и замечательный драматический артист. Путем трагического героя, собирающегося стреляться, тут и не пахнет. Вот его знобит от абстинентного синдрома, вот он орет на хрупкую бледную жену (Ольга Ломоносова), которая любит мужа вымученно, болезненно. Она тоже играет ложь – ложь о влюбленном в нее друге детства, но только чтобы облегчить себе пути к отступлению, чтобы иметь возможность уйти. Даже в совсем молоденькую женщину (дебют на театральной сцене Надежды Михалковой) этот Зилов не влюбляется безоглядно, а точно пробует и ее изуродовать, просто так, от скуки. Пришел, увидел и погубил.
Эта «Утиная охота» похожа на обман или злую шутку: точно отражаясь в кривом зеркале, не только не любовь, дружба и верность, но даже обман, злость и лень искривляются, превращаясь в нечто совсем уж уродливое.
Идея ясна, и оспаривать ее глупо, хотя и очень хочется. Каждому поколению – свой герой, и у сегодняшних тридцатилетних – тот Зилов, которого они достойны. Но думать об этом ужас как неприятно, поэтому Сафонов изо всех сил старается подсластить зрителю пилюлю. Даже называет спектакль «комедией» и устраивает комические номера: вот, скажем жена Кузакова (Анастасия Бегунова) гоняет мужа (Лера Горин) вокруг стола, загоняет его на диван и лупит благоверного сумкой, азартно на нем подпрыгивая. Вот официант Дима (Денис Яковлев), этакий инфернальный тип в черном с головы до ног, кровожадно говорит про уток: «Живые они для того, кто мажет!» Зал, конечно, хихикает.
В остальном же, не сваливаясь в пошлость, ни в обличение пороков, артисты совершенно беспристрастно и холодно ухитряются показать самые неприятные стороны человеческого характера. Все больны: кто безволием, кто жадностью, кто распущенностью. Но вдруг становится очевидно: их болезни никому не мешают жить, люди – они люди и есть, пусть решают квартирные вопросы. А вот болезнь Зилова куда хуже.
Каждому поколению – свой герой. Сегодняшний Зилов – это не нервный Зилов Даля, не растерянный Зилов Янковского. Сегодняшний, к сожалению, такой: бездельник и хам с лягушачьим сердцем, но зато с модной стрижкой и в чистой белой рубашечке. Такой точно не застрелится – незачем.

Анастасия Томская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments